Краевые новости
22.09.2017 19:46
Прибывшие медики попытались привести мужчин в чувство. Однако спасти 31-летнего уроженца Азербайджана не удалось.
22.09.2017 18:33
В Темрюке в районе улицы Пролетарской произошел пожар на площади 700 квадратных метров, сообщает пресс-служба ГУ МЧС России по Краснодарскому краю.
22.09.2017 18:02
Выставку посвятят 80-летию образования Краснодарского края и 25-летию общественной организации «Товарищество кубанских художников».
22.09.2017 18:00
По данным следствия, 31-летнему мужчине стало плохо на улице. Очевидцы вызвали скорую помощь, приехавшие медики констатировали смерть.
22.09.2017 17:06
В Красноармейском районе, недалеко от станицы Марьянской, 22 сентября в 13:35 произошло ДТП.

Поиск

Афиша

Случайное фото








Духовные колокола

2 марта 2017 г.
Отче Михаиле, моли Бога о нас...

Недавно в «районке» была опубликована информация о краевой акции «Имя Кубани» и представлены номинанты из Усть-Лабинского района, среди которых Михаил Михайлович Лисицын – священник Усть-Лабинской войсковой казачьей Свято-Никольской церкви. Рассказ о нем – совсем краткий, только биографические данные. Сегодня мы подробнее познакомим наших читателей с историей жизни этого человека, трагическая судьба которого неразрывно связана с нашим районом.

Какой-то нелепо бесформенный, уныло-бесцветный и логически не вписывающийся в окружающую обстановку, этот кусок скалы в человеческий рост словно безмолвное напоминание о камнепаде… Зачем он здесь, в парке посреди города, у входа в Усть-Лабинский социально-педагогический колледж? Тяжелая каменная глыба. От одного лишь вида ее надрывно натягивается тревожная струнка где-то в сердце… О чем она хочет сказать, что напомнить? Черный гранит покоящейся на камне памятной доски гласит: «На этом месте 24 февраля 1918 года зверски замучен и расстрелян священник казачьей Свято-Никольской церкви станицы Усть-Лабинской Михаил Лисицын»…

Страшные годы послереволюционных репрессий двадцатого века остались в истории Кубани кровавыми пятнами. По материалам Ставропольского архива, где хранятся личные дела дореволюционных священнослужителей, был восстановлен список духовенства Кубанской области на 1915 год. В нем числилось 765 человек, не считая заштатных священников и монашествующих. И большинству этих духовных пастырей пережить смену власти в стране было не суждено.

Новомученики кубанские

Читая выдержки документов, чудом уцелевших в архивах и поднятых епархиальной комиссией по сбору сведений о новомучениках, ознакомившись с материалами книги «Новые мученики российские» священника Михаила Польского, невозможно удержаться от слез. «За короткое время (весну и лето 1918 года) в Кубанской области большевиками было убито 43 священника»… «Во время изъятия церковных ценностей в 1922 г. было расстреляно и замучено духовных лиц разного звания: в Кубанской области – 69, Черноморской губернии – 37»… «Убит в пасхальную ночь 1918 года. Убийцы выкололи священнику глаза, отрезали язык и уши и закопали живьем в навозной яме...» «Убит после глумлений...» «Заколот красногвардейцами за проповедь…» «Сожжен живьем в паровозной топке…» «Арестован вместе с женой, расстреляны после мучений и издевательств…» Господи, помилуй!..

Не минула горькая чаша сия и земли Усть-Лабинской. Кровью своей окропил ее добрый пастырь, окормлявший местных станичников, отец Михаил…

Отец Михаил

Прогуливаясь по асфальтированным дорожкам городского парка, большинство горожан вряд ли думают о Божием храме, что еще 82 года назад стоял на этом самом месте. Казачий храм, освященный в честь Святителя Николая Мирликийского Чудотворца. Именно в нем с 1912 по 1918 год служил иерей Михаил Михайлович Лисицын.

Образование батюшка получил в Рязанской духовной семинарии, которую окончил в 1883 году. Первоначально направленный служить в Крестовоздвиженский храм станицы Кисловодской Ставропольской губернии, 25 июня 1912 года по резолюции Преосвященнейшего Агафадора архиепископа Ставропольского и Екатеринодарского отец Михаил был переведен для священнического служения в станицу Усть-Лабинскую настоятелем церкви Святителя Николая Чудотворца. К сожалению, сведения о нем сохранились только официально документированные: здесь жил, служил, имел семью. Подробными воспоминаниями современников отца Михаила мы не располагаем, и это понятно – даже те немногие бабулечки, которым в наше время около 100 лет, вряд ли могут помнить батюшку, ведь тогда они были маленькими детьми. Известно лишь, что проживал он с семьей неподалеку от церкви, по ул. Островского. Что при храме действовала церковно-приходская школа. А также, что помимо богослужения, отец Михаил Лисицын преподавал в 1-м Высшем министерском станичном училище и пользовался большим авторитетом и всеобщим уважением у станичников и казачества. В народе даже считалось хорошей «приметой» венчаться и крестить деток у батюшки Михаила – счастливыми будут...

Расправа

В феврале 1918 года в станицу Усть-Лабинскую прибыли красногвардейцы из соседнего села Николаевского, чтобы учинить расправу над священниками и изъять церковные ценности. Ни у кого из местных большевиков, лично знавших отца Михаила, рука не поднялась на уважаемого в станице человека и священника. Известно даже, что батюшку предупредили об опасности, предлагали спастись бегством или спрятаться, но он мужественно отказался и остался ожидать своих мучителей дома…

Свидетелями зверства, которое происходило потом, была вся станица, поэтому обстоятельства убийства священнослужителя остались в памяти многих и, видимо, пересказывались из уст в уста, потому дошли практически до наших дней. 56-летнему иерею Михаилу Лисицыну накинули на шею веревочную петлю, водили по станице, глумились и избивали его так, что под конец он уже сам умолял поскорее с ним покончить. Мучения длились три дня – с пятницы по воскресенье. Батюшке отрубили пальцы правой руки, чтобы он не мог совершать крестное знамение. Требовали отречься от православной веры, отдать церковную утварь из Свято-Никольского храма. 22 февраля красноармейцы расстреляли его на Войсковой площади в 100 метрах от Свято-Никольского храма (у чугунных ворот сегодняшнего педучилища). Говорили, что один из красноармейцев при этом сразу лишился рассудка… На теле убиенного отца Михаила было более десятка страшных ран, голова его была изрублена в куски. Для устрашения населения тело священника запретили убирать с площади. Матушка отца Михаила выкупила тело у большевиков за 600 рублей – повествует газета «Православный Голос Кубани» (№ 6 за 1996 год и № 2 за 2004 год). Похоронили убитого тайно, ночью.

Место захоронения

«О мученической смерти священника Михаила Лисицына я, Дмитренко Татьяна Ивановна (редактор районного радио), узнала из рассказов старожилов г. Усть-Лабинска, собирая материал по истории православия Усть-Лабинского района. В 2002 году в передачах районного радио я рассказала эту историю и спросила, не помнит ли кто места захоронения о. Михаила Лисицына.
Откликнулся его правнук – внук Серафимы Михайловны – Лисицын Геннадий Анатольевич, 1946 года рождения, проживает в г. Краснодаре. Он показал и описал место захоронения о. Михаила на территории городского парка, у восточной стены бывшего летнего кинотеатра «Буревестник». В период 1918 по 1925 г. на этой территории располагалось церковное кладбище».

Вероятность нетления мощей

«Внучка священника Михаила Лисицына – Нерсесова Тамара Акимовна, проживающая в настоящее время в г. Ростове-на-Дону, написала мне, Савенко Сергею Михайловичу, о том, что ей рассказывала ее мама, Вера Михайловна Лисицына: «дедушку (священника Михаила Лисицына) сначала (в 1918 году) хоронили на станичном кладбище, а прихожане Свято-Никольского храма просили его перезахоронить к церковному кладбищу, где он служил. Бабушка не хотела, но ее уговорили. Она рассказывала мне, что через девять месяцев дедушка сохранился, будто его вчера похоронили. Не надо было этого делать, могилка бы первого захоронения была.

Свидетельство места последнего захоронения священномученика Михаила Лисицына, которое показал и описал его правнук Лисицын Геннадий Анатольевич со слов бабушки Серафимы Михайловны, подтвердил это ныне покойный Михаил Стефанович Волик – коренной устьлабинец, 1912 года рождения. Имеется аудиозапись его воспоминаний».

Супруга Михаила Михайловича – Евдокия Ивановна – уроженка Рязанской губернии, 27 февраля 1865 года рождения, умерла в 1959 году.

Попытки канонизации

Благодаря исследовательским трудам наших современников, устьлабинцев Сергея Савенко и Татьяны Дмитренко, а также содействию бывшего настоятеля Усть-Лабинского Свято-Сергиевского храма протоиерея Леонида Черных и благочинного церквей Усть-Лабинского округа протоиерея Александра Черных, с 2004 года неоднократно предпринимались попытки канонизировать иерея Михаила Лисицина как священномученика в числе новомучеников и исповедников Российских.

Собрали множество документов, – рассказывает отец Александр. – Все, что только можно было найти: из средств массовой информации, из архивных отделов Ставропольской и Екатеринодарской епархий, все сведения о том, где, когда и кем он служил. И даже воспоминания его внучки, которая помнила его еще при жизни, она тогда еще была жива и жила в Ростовской области. Все документы в 2010 году были отправлены в Москву с подписью митрополита Екатеринодарского и Кубанского Исидора. Из Москвы неоднократно они отсылались назад с формулировкой «недостаточное количество документов». И на данный момент документы опять-таки находятся в синодальном отделе комиссии по канонизации Московского Патриархата. То есть все, что зависело от нас, мы сделали. А дальше будет так, как управит Господь…

Но, как бы ни было, мы – живущие на Усть-Лабинской земле – забывать не должны. Души наши живые, сердца не каменные…

Покой, Господи, душу убиенного иерея Михаила! Отче Михаиле, моли Бога о нас…

При подготовке статьи использованы материалы из интернет-источников

"Сельская новь" от 21 января 2017 г., № 7 (13589).

>> Добавить комментарий

Комментарии