Краевые новости
19.09.2017 19:03
В результате аварии, студентка, по словам очевидцев, получила сотрясение головного мозга. Девушку с места ДТП госпитализировали в больницу.
19.09.2017 20:37
По информации следственного отдела по Западному округу Краснодара следственного управления СК РФ по Краснодарскому краю, 43-летней женщине в медучреждении проводили липосакцию - удаляли жировую ткань с живота.
19.09.2017 21:21
Как писал интернет-портал «Кубань 24», в Темрюке 18 сентября задержали размахивавшего саблей на улице мужчину.
19.09.2017 20:50
На время ремонта на мосту ввели реверсивное движение.
19.09.2017 20:34
В микрорайоне «Казанский» – одном из крупнейших в Краснодаре жилых комплексов – полным ходом идут работы.

Поиск

Афиша

Случайное фото








Наша территория

23 мая 2017 г.
Юнкоры спросили у Михаила Кожухова

Майское интервью в формате нашей новой рубрики, как и многие материалы в этом номере,  – о Дне Победы. Юнкоры встретились с ветераном Великой Отечественной войны, освобождавшем Кубань от фашистских захватчиков, Михаилом Макаровичем Кожуховым. Разговор получился одним из самых долгих и непростых за все время «Пяти вопросов».

Беседу начали с разговора о юности, поры надежд и самоопределения, но для Михаила Кожухова – это время начала войны и фашистской оккупации.

– До войны успел окончить 9 классов. Жили мы тогда в Выселковском районе в станице Новобейсугской. Как узнал, что немцы на нас напали, начал проситься в армию. Не взяли. Молод, сказали, подрасти сначала, а мне уже 16. Все в груди клокочет, бить фашиста рвусь. Первая встреча с захватчиком не в бою произошла, а в родных краях, когда пришел немец на нашу землю. Страшное время, жестокое. В шаге от смерти я тогда  оказался, мама спасла. Заставили нас оккупанты работать на себя. Мы с товарищем на лошадях возили пшеницу на железнодорожную станцию в Выселки. На обратном пути решили взять лошадкам немного овса, что стоял на полях в скирдах. Прознали про это фашисты и решили наказать. Дали сутки, чтобы собрать 500 рублей штрафа за провинность. Деньги по тем временам огромные. А не соберем, то по 50 ударов  шомполом – таким толстым стержнем.

Мама бросилась по станице, на коленях молила людей и собрала к утру нужную сумму. А товарищ мой не принес денег. Получил он свои 50 ударов и на третий день после издевательств умер.

Как только сняли оккупацию, я сразу  – в сельсовет, снова на фронт проситься. Тут уж отказа не было. Дали команду взять продуктов на 3-5 дней и выдвигаться в путь. Пешком через станицы и хутора шли за фронтом.

Потом были бои на Голубой линии, ранение и госпиталь.

– Говоря о солдатах на войне, журналисты часто используют эпитет «бесстрашный». Неужели не было страха там, где «до смерти четыре шага»?

– Страх – это даже мягко сказано. Ужас – вот верный эпитет. Но та ярость, с которой миллионы солдат шли на врага, была сильнее страха. У меня были свои счеты с фашистами. Мой тяжело раненный в ногу отец попал в плен, а затем был направлен в концлагерь Дахау. От гибели спасло умение шить. Фашисты посадили его за машинку, и он день и ночь строчил полосатые одежды для узников.

– Еще один миф, которому легко верят подростки:  на войне все курили, даже женщины, и никто в этом не видел ничего зазорного.

– Курили, было такое. Да только не все. Я вот – нет. Свой табак отдавал товарищам. Уже после войны, когда поступил учиться на преподавателя физкультуры, пришлось увидеть такое, что повергло в шок всех моих куривших сокурсников. Медики показали нам легкие погибших мужа и жены. У нее они были чистые, а его – черные, как гарь. Парни бросали портсигары, кому-то было плохо. Картина не для слабонервных. Так что сами думайте: модно ли курить. Это глупо – отвечаю всякий раз, когда мне задают подобные вопросы, глупо гробить свой организм.

– А почему именно с педагогикой связали жизнь?

– Счастливый случай. Предложили попробовать свои силы в школе. Начинал с учителя труда, потом преподавал физкультуру, отучился еще и на учителя географии, был директором школы. Треть века – в педагогике.

– Сегодня все чаще можно услышать, что учиться в современной школе нелегко, и дети очень загружены работой. Неужели раньше было проще?

– Ничего подобного. Школьники всегда были загружены. После уроков – кружки, секции, редко кто оставался неохваченным каким-то полезным делом. А нормативы ГТО? Этим жили все от мала до велика. Школа всегда была трудной, но интересной. Я и сегодня прихожу во многие учебные заведения, рассказываю о войне, о дружбе, о том, что надо беречь здоровье. Мне есть чем поделиться с молодежью, и я счастлив, что имею возможность говорить с ней на самые разные темы. 

"Сельская новь" от 20 мая 2017 г., № 54 (13636)

>> Добавить комментарий

Комментарии