Мир в сердце дает только Бог

Рубрика: О духовном
10:49, 10 Января 2019

Как вера меняет отношение к миру и людям

Дежурная по храму Светлана Гоманенко, храм Преподобного Сергия Радонежского. Фото: Юлия Волгина

Человек, который не был воцерковлен в детстве и о духовной жизни почти ничего не знает, самостоятельно в церковь приходит чаще всего тогда, когда помощи в житейских проблемах и скорбях решил попросить у Бога. А как это сделать? Каким святым помолиться? У какой иконы свечу поставить? Подобные вопросы люди задают в церковной свечной лавке. И от того, как человеку там ответили и смогли помочь, иногда зависит – захочет ли он прийти в храм снова.

Светлана Гоманенко – одна из дежурных по храму, ее часто можно увидеть за прилавком в «свечном» окошке, в притворе Усть-Лабинского храма Преподобного Сергия Радонежского. Светлане Павловне 69 лет. Трудиться в церкви она начинала еще в старом храме, где служили, пока длилось строительство нового, и в часовне Святой Троицы, которая позднее стала храмом.

– Всегда рада подсказать и объяснить все, что интересует человека, пришедшего к нам, – говорит Светлана Павловна. – Сама я стала верующей в уже зрелом возрасте, и помню это ощущение – когда ты стоишь в храме с благоговейным трепетом, понимая, что соприкасаешься с чем-то великим и пока еще совершенно непонятным для тебя…

Сохранилось в ее памяти и первое впечатление о церкви.

– Мы жили тогда на Урале, мне было около трех лет, – рассказывает женщина. – В храм меня привела тетя. Видимо, старинный храм, уцелевший в годы гонений на церковь, потому что я была потрясена: как красиво внутри, я никогда такого не видела, и – пел церковный хор – я не слышала ничего подобного. Потом тетя уехала, мама меня туда не водила. Но картинка этой неземной красоты так и осталась ярким воспоминанием.

Вторая встреча с храмом

Во второй раз я увидела храм уже школьницей. И потрясение было не меньшим. Жили мы в городе Александровск Пермской области. Мы учились в школе, которая располагалась в странном здании: наши классы занимали несколько кабинетов, а внутренняя часть школы была заложена кирпичной кладкой. Однажды мальчишки говорят: «Хотите мы вам что-то покажем? Секретное!» И мы полезли с ними через обвалившийся проем в кирпичной стене, через груды каких-то обломков, и оказались в огромном зале, где стены были расписаны фресками. Икон там, конечно, не было, но стены эти мы рассматривали как завороженные. А ребята говорят: «Здесь раньше церковь была». Я пришла домой и давай родителям про это чудо рассказывать. А мама сказала: «Церковь? Слово это забудь и никогда не говори!»

К кому прибегну, аще не к Тебе, Владычице

Забывать не хотелось. К тому же, с нами жил мамин отец, мой дедушка, а он был глубоко верующим человеком. Тогда я этого не понимала. Просто слушала его рассказы, которые куда интереснее сказок были – а сейчас уже понимаю, что он пересказывал мне отрывки из Библии. Дед прошел Первую мировую войну. Из его рассказов я узнала, что есть такая неведомая сила, которая называется «молитва». Дедушка лежал в окопах вместе с другими солдатами, вокруг стоял свист пуль, один за другим падали рядом убитые товарищи. И он стал читать молитву Пресвятой Богородице. «… К кому прибегну, аще не к Тебе, Владычице, и возопию…» Это была молитва из акафиста иконе Владимирской Божией Матери. Забывал слова, начинал снова, но продолжал читать. И когда закончил – увидел, что жив только он и остался... В плен попал раненый, но выжил и там, и домой смог вернуться…

Во вторую мировую он был уже старенький, и на фронт его не взяли. Но всю войну с молитвой пережил. Внешне очень был похож он на Николая-Угодника, с белой бородкой... Помню, как ходили мы с ним на кладбище в родительскую субботу. Примерно так же, как и сейчас многие делают, мы всей семьей сидели там «на могилках» и кушали. А дедушка – нет. Он брал с собой какую-то книжку, уходил в сторонку и читал там – как теперь понимаю – псалтирь по усопшим. В отличие от нас знал, что на кладбище не кушать надо, а помолиться за покойных…

К Богу ведет любовь

Про себя могу сказать, что регулярно в храм я стала ходить только уже когда вышла замуж, жили в Казахстане мы. Я закончила политехнический институт по специальности химик-технолог и работала технологом на большом заводе. Мои дочери выросли и уехали учиться в Москву. Было очень страшно за них – как там мои девочки в далеком чужом городе? Вот и стала ходить в церковь – молить Бога, чтобы сохранил моих детей. Потом переехали мы на Кубань, и здесь я сразу стала искать храм, и пришла в Свято-Сергиевский. Ходила на службы часто и всегда предлагала – что помочь в храме, убрать, помыть и т.д. Так мне потом и предложили в лавке работать – сначала в часовне, а потом в новом храме.

Беречь ближнего

Пребывание в церкви многое изменило в мировоззрении. С людьми я стала общаться совсем по-другому: сейчас уже никому не могу как-то резко ответить, обидеть словом или, тем более, делом. Ведь ни пост, ни молитва наша не будут приняты Богом, если мы не жалеем людей, не относимся бережно к ближним. Да, люди разные в храм приходят. Бывает, видишь: с человеком разговаривать нет толку – он слышит только себя. Тогда лучше промолчу, спорить не буду. Каждый имеет право на свою точку зрения. Я люблю говорить о Боге, но только с тем, кто действительно хочет узнать, уверовать, воцерковиться, а не просто посудачить на эту тему.

Давать или брать

Могу сказать, что самый часто задаваемый вопрос, который мы слышим от пришедших в храм – к какой иконе подойти, чтоб попросить можно было о чем-то. К сожалению, потребительское начало у людей наших развито намного сильнее, чем духовное. Многие в храм идут не Бога узнать, а проблемы свои ликвидировать с Его помощью. Нет понимания, что сначала нужно прийти, приблизиться к Господу, а потом уже что-то просить. А ведь сначала надо давать, а потом – брать… Прежде всего от греха отказаться, сердце очистить от злобы и открыть Богу. Веру свою Богу надо дать. И только потом о чем-то просить, и то – с осознанием: пусть на все будет Божия воля – Господь может дать, а может и не дать просимое.

О чем нельзя молиться

Бывает, приходят женщины, говорят, что собираются на аборт, и пришли помолиться – страшно ведь… Как же ты молиться собралась? О том, чтоб успешно убить ребенка в утробе?.. Конечно, мы разговариваем с ними, стараемся все объяснить, переубедить. Недавно подошла ко мне молодая женщина и говорит: «Вы меня помните? Вы со мной так долго разговаривали и так мне помогли!» Было это десять лет назад. Она пришла за свечкой в лавку и расплакалась: беременная, с мужем не ладят, со свекровью скандал, жить идти некуда, решила аборт сделать. Много мы с ней говорили, посоветовала я ей молиться и убедила, что Господь обязательно услышит, и все Сам управит, только ребеночка сохранить надо. И вот сейчас она ходит в храм с доченькой любимой. И каждый раз при встрече так тепло мне улыбается… И я Бога благодарю, что дал Он мне возможность что-то хорошее сделать, кого-то словом согреть, чью-то жизнь сделать капельку светлее…

Без храма, без Бога я своей жизни сейчас не представляю. Многие живут без веры, но это личное дело каждого. Я своей верой дорожу и вижу, насколько она освящает мою жизнь, насколько меняет мое отношение ко всему, какой мир создает она в моем сердце. Слава Богу за все.

 

Юлия Волгина
Услуги "СН"
свежие новости

Копирование и использование полных материалов запрещено, частичное цитирование возможно только при условии гиперссылки на сайт sn-news.ru. Гиперссылка должна размещаться непосредственно в тексте, воспроизводящем оригинальный материал sn-news.ru. Редакция не несет ответственности за информацию и мнения, высказанные в комментариях читателей и новостных материалах, составленных на основе сообщений читателей.
Общественно-политическая газета Усть-Лабинского района Краснодарского края для читателей 12 лет и старше (12+)

Политика конфиденциальности Пользовательское соглашение

Яндекс.Метрика